Трамп ведет во власть врагов России

Трамп ведет во власть врагов России

Администрация нового президента США, возможно, станет более враждебной к Путину, чем прежняя.

Сообщает портал «АНТИКОР» со ссылкой на СМИ.

Пока Москва говорит о возможной встрече Путина с Трампом, конгрессмены и представители Пентагона готовы пресечь любую попытку попустительства российскому президенту, пишет в статье для Politico Майкл Кроули (Michael Crowley) [перевод пуюдикует Inosmi.ru].

После телефонного разговора, состоявшегося через несколько дней после выборов в США между Дональдом Трампом и президентом России Владимиром Путиным, российские СМИ начали живо обсуждать возможность того, что Путин этой зимой примет у себя Трампа, чтобы положить начало их совместным усилиям, как выразился Кремль, по «нормализации отношений» между США и Россией.

Разговоры об ожидаемом в ближайшее время государственном визите по-прежнему носят спекулятивный характер. Но, учитывая заявленное Трампом стремление к улучшению отношений с авторитарным российским президентом, вполне вероятно, что Трамп в роли президента нанесет визит в Москву — первый со времени обнадеживавшего визита президента Барака Обамы в 2009 году.

Но, судя по интервью, проведенным после выборов изданием POLITICO с более чем десятком чиновников и экспертов, представители обеих крупнейших партий и политических институтов США настойчиво возражают против каких-либо предполагаемых попыток Трампа примириться с Путиным. Такой шаг встретит решительное противодействие со стороны конгресса, европейских союзников, профессиональных сотрудников служб национальной безопасности и, возможно, даже некоторых ключевых чиновников из окружения Трампа.

«Трамп не может сделать это просто в одностороннем порядке, — сказал Стивен Коэн (Stephen Cohen), писатель и ученый, который выступает за улучшение отношений Америки с Москвой. — Мы не знаем, будет ли вообще налажено партнерство с Россией».

Эти разговоры ведутся в особенно напряженный момент, учитывая, что 21 ноября Путин заявил, что Россия перебросит оснащенные ядерными боеголовками ракеты в свой европейский анклав — в Калининградскую область, чтобы противостоять тому, что, по его словам, является «угрозой» НАТО для его страны.

«Ситуация напрягает», — сказал Путин о сложностях в отношениях с НАТО в интервью режиссеру Оливеру Стоуну (Oliver Stone), показанному на российском телевидении в понедельник.

Трамп пообещал снять эту напряженность. Будучи кандидатом, Трамп пообещал «поладить» с Путиным, чем всполошил внешнеполитическую элиту, которая считает российского лидера коварным и опасным противником. Трамп предлагает, чтобы США объединили усилия с Москвой в борьбе с ИГИЛ, и размышляет о снятии санкций, введенных США в 2014 году в качестве наказания за агрессию России против Украины.

К тому же Трамп неоднократно выражал восхищение Путиным и хвастался, что этот русский называл его «гениальным» (Путин фактически использовал прилагательное «яркий»), и поэтому ведущие критики беспокоятся, что Трамп, наверное, добивается дружбы с Путиным и его одобрения, что небезопасно.

Многие аналитики полагают, что Путин предложит Трампу военное сотрудничество в борьбе против «Исламского государства», что не является главной задачей российской операции в Сирии. Взамен Путин будет добиваться признания аннексии Россией украинского Крымского полуострова в 2014 году, отмены экономических санкций, а также сокращения военного присутствия и участия США в политической деятельности в Восточной Европе и Центральной Азии. Ранее в этом месяце пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в интервью агентству Associated Press отметил, что «замедление или отзыв военного потенциала НАТО от наших границ может разрядить эту ситуацию» в Европе.

Но на данный момент рассуждения о таком соглашении, вероятнее всего, вызовут возмущение по обе стороны Атлантики.

«В это не верят военные, в это не верит госдепартамент, в это не верят представители разведсообщества, республиканская партия в это не верит, в это не верит ни один из наших союзников», — говорит бывший спецпредставитель США при НАТО и президент Чикагского совета по международным делам Иво Даалдер (Ivo Daalder).

«Очень трудно относиться к России как к стране, с которой мы можем заключать соглашения, не поступаясь своими принципами», — заявил чешский генерал и глава военного комитета НАТО Петр Павел (Petr Pavel), который дал интервью представителю издания POLITICO на полях Международного форума по безопасности, проходившего в минувшие выходные в Галифаксе (Канада).

Первое препятствие на пути Трампа к такому сближению может возникнуть в кругу его собственных главных советников. Избранный вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) в ходе дебатов, проходивших в октябре, высмеял Путина, назвав его «маленьким и драчливым», и заявил, что на недавние «провокации со стороны России Америка должна ответить силой». Республиканец Майк Помпео (Mike Pompeo), которого Трамп выбрал на пост директора ЦРУ, назвал реакцию США на агрессию Путина в Украине «слишком слабой».

Вполне возможно, что и Майкл Флинн (Michael Flynn), которого Трамп выбрал на пост советника по национальной безопасности, тоже предостережет своего шефа и посоветует ему не связываться с Путиным. И хотя отставной генерал скандально известен тем, что в декабре 2015 года сидел рядом с Путиным на ужине в Москве и заявил, что США и Россия должны вместе бороться с исламским терроризмом, в своем октябрьском интервью изданию POLITICO он высказался о российском президенте довольно язвительно. «Путин — тоталитарный диктатор и бандит, который не учитывает наши интересы», — заявил Флинн.

По мнению некоторых источников, тот, кого Трамп назначит госсекретарем, будет однозначным свидетельством того, каковы его намерения. Один из ведущих кандидатов на этот пост Митт Ромни (Mitt Romney) осудил Путина, назвав его «разбойником», а в 2012 году назвал Россию «геополитическим врагом Америки № 1», и маловероятно, что он пойдет на резкое изменение стратегии в отношениях с Москвой.

Если Трамп все-таки начнет проводить политику сближения с Россией, конгресс может дать отпор.

На протяжении нескольких месяцев лидеры республиканской партии в конгрессе подвергали президента Барка Обаму резкой критике за его якобы безразличное отношение к аннексии Путиным Крыма и содействие вооруженным пророссийским повстанцам на востоке страны, в результате чего погибли тысячи человек. И защищать более снисходительную и безразличную политику Трампа им было бы очень нелегко.

На состоявшемся в июле национальном съезде республиканской партии представителям предвыборного штаба Трампа пришлось заблокировать предложенные в программе республиканцев формулировки с призывами предоставить Украине оружие. Трамп также намекнул, что он, возможно, признает Крым частью России. («Знаете, народ Крыма, как я слышал, предпочел бы быть с Россией, а не там, где он был раньше. И это следует иметь в виду», — заявил он в интервью телеканалу ABC News в июле).

Конгресс по этим двум вопросам занимает совершенно иную позицию. В марте 2015 года палата представителей подавляющим большинством голосов (348 за и 48 против) приняла резолюцию, в которой призвала Барака Обаму предоставить правительству Украины оружие. А в сентябре палата представителей одобрила еще один документ, согласно которому государственной типографии «запрещается печатать карты, документы, сообщения или другие материалы,… изображающие или иным образом обозначающие Крым как часть территории Российской Федерации».

Хотя Трамп и может в одностороннем порядке отменить некоторые американские санкции в отношении России, введенные Обамой своими президентскими указами, для отмены других потребуется решение конгресса. Сюда относятся санкции в отношении нескольких десятков россиян, замешанных в нарушениях прав человека в соответствии с принятым в 2012 году Законом Магнитского, который Путин считает главным источником напряженности в российско-американских отношениях. И для его отмены Трамп вряд ли получит особую поддержку в конгрессе.

Большинство высокопоставленных республиканцев в конгрессе занимают в отношении Путина гораздо более жесткую позицию, чем Трамп. В сентябре спикер палаты представителей Пол Райан (Paul Ryan) подверг критике Трампа за похвалы в адрес Путина и назвал российского президента «агрессором, который не разделяет наших интересов». Лидер большинства в сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) заявил, что он бы посылал оружие властям Украины и расширил бы систему противоракетной обороны в Восточной Европе — что привело бы Путина в ярость.

Председатель сенатского комитета по вооруженным силам Джон Маккейн (John McCain) вскоре после выборов выступил с заявлением, в котором предостерег Трампа и призвал его не доверять Путину. В прошлом месяце, выступая на телеканале CNN, председатель сенатского комитета по международным отношениям США Боб Коркер (Bob Corker) предостерег Трампа от того, чтобы «лесть» Путина не повлияла на его решения.

И председатель комитета по международным отношениям палаты представителей США Эд Ройс (Ed Royce) в своем заявлении изданию POLITICO многозначительно отметил, что «готов работать с администрацией Трампа с тем, чтобы, остановить российскую пропаганду, обеспечить укрепление НАТО и действовать с позиции силы».

Даже многие демократы принимают в отношении Путина жесткую позицию, чтобы помешать Трампу действовать «в обход» его собственной партии. Россия «это та сфера внешней политики, где [Трамп], скорее всего, столкнется с всеобщим противодействием со стороны конгресса», — говорит сенатор-демократ Крис Кунс (Chris Coons), член сенатского комитета по международным делам.

Любой шаг Трампа, который будет воспринят как предательство по отношению к европейским союзникам США, добавил Крис Кунс, встретит «решительное и настойчивое противодействие конгрессменов-демократов и республиканцев, которые не одно десятилетие работали вместе, чтобы противостоять российской агрессии в Европе и на Ближнем Востоке».

Политика Трампа в отношении России также может столкнуться с жестким сопротивлением со стороны военных структур и разведслужб.

В последние месяцы США увеличили расходы на оборону и на разведку, а также активизировали свои действия против Москвы, в частности, после того, как Россия начала проводить авиаудары в Сирии осенью прошлого года — в том числе против повстанцев, пользующихся поддержкой ЦРУ.

Выступая с докладом в сенате в июле 2015 года, председатель Объединенного комитета начальников штабов Джозеф Данфорд (Joseph Dunford) — который останется на посту высшего военного советника президента до сентября, назвал Россию «самой большой угрозой нашей национальной безопасности» и заявил, что поведение Путина «не иначе, как настораживающим» не назовешь.

«В Пентагоне наступят непростые времена», если Трамп будет стремиться к резкому ослаблению конфронтационной политики вооруженных сил по отношению к Москве, считает Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas), которая при Обаме была высокопоставленным чиновником министерства обороны США и занималась вопросами России.

Представители Пентагона, как отметила Фаркас, на протяжении нескольких месяцев «работали круглосуточно, чтобы дать отпор подрывной деятельности России в Европе и на Ближнем Востоке. Это станет по-настоящему деморализующей проблемой».

Работники американской разведки также ориентированы на действия в условиях конфронтации, они активизировали свои секретные операции и операции в киберпространстве против России на фоне того, как Москва преследует и даже предположительно накачивает наркотиками официальных представителей США за рубежом. В июле директор национальной разведки Джеймс Клеппер (James Clapper) заявил, что США находятся в состоянии «одной из разновидностей войны» с Россией в киберпространстве. А в октябре руководители разведывательного сообщества США пришли к выводу, что Кремль руководил хакерскими атаками на почтовые серверы демократической партии и предвыборного штаба Клинтон с целью вмешательства и дезорганизации состоявшихся в этом месяце президентских выборов.

Хотя руководство оборонного ведомства и служб разведки по закону обязаны выполнять приказы президента, они могут выражать свое недовольство внутри ведомств и затягивать осуществление тех политических мер, с которыми они не согласны. Например, когда этой осенью госсекретарь Джон Керри заключил с Москвой недальновидное соглашение о военном взаимодействии в Сирии в борьбе против «Исламского государства», скептически настроенный Пентагон противодействовал выполнению этого недолговечного плана, организуя утечку информации в СМИ и устраивая бюрократические проволочки.

Некоторые чиновники и специалисты по России выразили надежду, что Трамп пересмотрит свое отношение к Путину в свете тех консультаций, которые сейчас проводят с ним представители разведки, и на которых он получает подробную информацию о враждебной деятельности России во всем мире.

«На него это подействует отрезвляюще», — сказал Майкл Макфол (Michael McFaul), бывший при Обаме послом США в Москве.

Правда, Трампу уже неоднократно представляли общедоступные свидетельства неправомерных действий Путина — в том числе полученные американской разведкой доказательства того, что Россия вмешивалась в процесс выборов, но он постоянно отклонял эти утверждения. По этой причине некоторые критики стали задаваться вопросом, нет ли у Трампа, случайно, какого-то скрытого интереса — возможно, финансового — раз он так «подлизывается» к российскому лидеру.

Следует признать, что даже ястребы, воинственно настроенные по отношению к России, выступают за диалог с Москвой по некоторым вопросам (таким, как заключенное в 2015 году соглашение по иранской ядерной программе) и утверждают, что диалог имеет важнейшее значение для сдерживания напряженности между государствами, обладающими ядерным оружием. «Мы понимаем, что не общаться — это не решение вопроса» — говорит Петр Павел.

По мнению экспертов, Трамп и Путин могли бы изначально построить доверительные отношения, сотрудничая в Сирии — так, чтобы Россия активизировала удары по позициям «Исламского государства», а Трамп прекратил поддержку США в отношении сирийских повстанцев, которые борются с режимом президента Сирии Башара Асада, союзника Путина.

Но окончательным препятствием для Трампа на пути к заключению нового соглашения с Россией может стать сам Путин. Трамп будет третьим подряд американским президентом, который попытается наладить отношения с авторитарным российским лидером, вступившим в должность в 2000 году, чтобы восстановить величие России в соответствии со своими представлениями после развала Советского Союза. И после того, что, по его мнению, является оппортунистическими действиями Америки по расширению НАТО к ослабленным границам России.

В начале своего президентства руку дружбы протягивали Путину и Джордж Буш-младший, и Барак Обама, но они лишь стали свидетелями того, как он захватывает чужие территории (в Грузии в 2008 году и в Украине в 2014 году) и обвиняет Вашингтон в том, что тот угрожает его стране.

«Плохие отношения с Россией сложились не из-за того, что не предпринимались попытки их наладить», — сказал один чиновник Госдепартамента.

Некоторые утверждают, что Трамп может поставить критиков, опасающихся, что он пойдет навстречу и уступит Путину, в тупик. Дмитрий Саймс (Dmitri Simes), бывший советник Ричарда Никсона, являющийся в настоящее время президентом Центра национальных интересов, считает, что Трамп конфиденциально направит Путину послание о решительной позиции Америки, чтобы иметь возможность вести переговоры с позиции силы.

При этом, считает Саймс, Трамп, вероятно, даст Путину «четкий сигнал о том, что мы не собираемся отстранять его от власти, мы не пытаемся унизить его, и мы не стремимся принизить роль России — но только при условии, что он будет действовать в рамках тех границ, которые мы обозначили, и не будет переступать проведенную нами красную черту».

Саймс сказал, что на его точку зрения повлияло общение с членами предвыборного штаба Трампа, когда в апреле Центр национальных интересов принимал у себя кандидата от республиканской партии, чтобы обсудить решение вопросов внешней политики.

Но Саймс также предупредил, что неспособность соблюдать общепринятые нормы вежливости между Трампом и Путиным — двумя амбициозными лидерами, которые болезненно воспринимают обиды — может стать еще большим препятствием в урегулировании отношений и еще больше осложнить их. Он рекомендует провести закрытые дипломатические переговоры с тем, чтобы избежать «публичных диалогов, которые могут вызвать небезопасную полемику, после которой не успеешь оглянуться, как два лидера уже возненавидели друг друга».

Да и в правительстве самого Путина есть те, кто скептически оценивает способности Трампа добиться изменений в политике США по отношению к России.

Сначала избрание Трампа в российской столице встретили с оптимизмом, и члены российской Думы отреагировали на эту новость спонтанными аплодисментами. Но кремлевские чиновники по поводу того, чего сможет добиться новый президент, высказываются осторожно.

«Часть истеблишмента США весьма негативно относится к перспективам взаимодействия с нами, — заявил в этом месяце чиновник российского МИДа Илья Рогачев российскому информационному агентству „Интерфакс“. — Помните, как более восьми лет назад Обама обещал, например, закрыть тюрьму в Гуантанамо?».

«Я помню, как восемь лет назад были большие ожидания, когда президентом был избран Барак Обама, — заявил в начале этого месяца в интервью немецкой газете Die Welt министр экономического развития России Алексей Улюкаев. — К сожалению, мы пришли к не очень хорошему результату».

Загрузка...