Кафтан: «Ни Россия, ни Евросоюз, ни США не были и не станут друзьями Украины»

О том, почему украинцы так интересуются внешней политикой, грозит ли миру ядерная война, как Украине найти свой интерес и зачем на самом деле народ кормят «безвизом» в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал политолог-международник Алексей Кафтан.

Новости Украины – From-UA: — Обратили ли вы внимание на то, что в Украине намного больше комментируют внешнюю политику, чем внутреннюю? Действительно ли для среднестатистического украинца это важнее? На самом ли деле судьба страны решается «там», а не «тут»?

Алексей Кафтан: — Необходимым условием для обращения внимания является объект для такого обращения. У меня нет оснований для подобных утверждений. Как, справедливости ради отмечу, нет причин и для их опровержения. По крайней мере, припомнить такого рода статистику я не могу. Субъективное восприятие и опыт говорят мне скорее об обратном: внешняя политика у нас неизменно идет придатком к политике внутренней и является предметом обсуждения ровно в той степени, в которой позволяет судить о реальности в пределах дихотомии «#зрада-#перемога». Хуже того, происходящее во внешнем мире малоинтересно и малоизвестно не только среднестатистическому обывателю, но и многим «несредним» чиновникам. И те, и другие вызывают у меня стойкие аллюзии с платоновской пещерой. Что касается судьбы страны, причем любой страны, – она никогда не решается только «тут» или только «там» даже тогда, когда речь идет об агрессии или колониях. Вообще же более-менее адекватным мерилом отношения общества к внешнему миру является то, что из года в год «международка» является скорее придатком к стержневым блокам – «политике» и «экономике» как в изданиях, так и в выпусках новостей. То, что ее доля возросла в последние годы, является лишь следствием событий, в центре которых оказалась Украина.

Новости Украины – From-UA: — У многих есть такое ощущение, что мир сошел с ума. После долгого периода мирного «застоя» после окончания холодной войны в мире опять как-то очень неспокойно. Заговорили даже о повторении Карибского кризиса. Насколько это реально на ваш взгляд?

Алексей Кафтан: — По большому счету, все сказано в анекдоте времен той-таки Холодной войны, который вновь обрел актуальность. «Армянское радио спрашивают, будет ли ядерная война? Отвечаем: войны не будет, но развернется такая борьба за разоружение, что камня на камне не останется». На самом деле, планета действительно вошла в полосу кризисов, которые, вероятно, завершатся нескоро. Эти кризисы накладываются таким образом, что мир действительно оказался в своего рода точке бифуркации. Если угодно, мы переживаем новый Fin de siècle. А он всегда сумасшедший. Вспомните, в предыдущий раз это сумасшествие вылилось в кризис либерализма, свободной торговли, слом международной системы отношений, Первую мировую и джокера в виде большевиков. Настоящее время полно, как минимум, аллюзий, и как максимум – совпадений с тем периодом. Повторение Карибского кризиса, тем не менее, невозможно. В буквальном смысле – Россия окончательно утратила Кубу. В переносном – хотя Кремль и дразнит Запад вопросом о готовности умереть за Нарву, все дело в том, что ребята в Москве сами не готовы ответить на него утвердительно. Несмотря на снижение порога применения ядерного оружия и редакцию военной доктрины, позволяющую его превентивное использование, Россия замкнулась на «охранительстве», и это лишь элементы стратегии устрашения. К тому же, она не имеет ни ресурсов, ни средств, ни идеологии, которую можно успешно экспортировать. В этих условиях, однако, растет риск иррациональных действий. Тем более, что точка зрения на российскую элиту, представляющая ее таковой лишь отчасти, дескать, она полностью кооптирована Западом, и верно лишь отчасти. Степень мессианских фанаберий узкого круга десижн-мейкеров, боюсь, сложно измерить. А потому никто не застрахован от риска, что блеф завершится трагически.

В то же время, нельзя исключить и демонтажа реликтов блоковой системы «по взаимному согласию сторон», хотя это отнюдь не дело завтрашнего дня. Распад надгосударственных структур глобального значения – НАТО и ЕС – больше не выглядит невозможным. В то же время, idee fixe Кремля, возрождение концепции «концерта наций» — теперь уже не в европейском, а в мировом масштабе, вряд ли можно считать приемлемой альтернативой. По крайней мере, для тех, кому не нашлось места в G20.

Новости Украины – From-UA: — Украина получила свою «минуту славы» в мировом масштабе. Кое-кто этим воспользовался, но стране в целом это мало помогло. Украина, как и прежде осталась в привязке к России – только раньше она была штатным сателлитом, а теперь стала штатным врагом. Что нужно сделать, чтобы выйти за пределы этой ограниченной роли?

Алексей Кафтан: — Есть такое понятие как географический детерминизм. География – и проклятие, и благословение. Думаю, наша «минута славы» отнюдь еще не закончилась. Украина стала средоточием конфликта множества интересов. Ее проблема как государства и общества в том, чтобы в этой ситуации найти свой. Найти прагматичный консенсус, не строящийся на иллюзиях. Стоит понимать, что ввиду истории и географии, знаменитая фраза Винстона Черчилля об отсутствии вечных друзей и вечных врагов, но наличии вечных интересов, к Украине относится в куда большей степени, нежели к Британии. Ни Россия, ни Евросоюз, ни США не были, не являются и не станут друзьями Украины. Пока мы не поймем, что подобные эмоциональные категории неприменимы к отношениям между государствами, мы не выберемся из этой сентиментальной ловушки.

Новости Украины – From-UA: — Как бы убедительно ни обещали министры и президенты «безвиз в следующем месяце», очевидно, что перспективы евроинтеграции Украины значительно сузились. Евросоюз мыслит глобально, и для него лучше всего, чтобы не было ни России, ни Украины, размышляя лишь, что более реально. Что нужно сделать для того, чтобы Европа захотела дать Украине то, что ей нужно? И реально ли это сделать?

Алексей Кафтан: — Это те вопросы, на которые нужно отвечать исключительно по-одесски. Евросоюз мыслит? Да еще и глобально? С чего вы это взяли? И даже если представить, что это действительно так, то он точно не тратит время на сослагательное наклонение. А что Украине нужно? В каком временном отрезке ей это нужно? От кого нужно? Зачем вообще было вцепляться в безвизовый режим? Зачем поднимать на щит и доводить до уровня государственной идеологии то, над чем ты совершенно не властен? Дело в том, что безвиз легко продать избирателю, особенно проевропейскому. Но не безвиз делает страну европейской. А тысячи страниц скучных торговых соглашений и экономических договоров. Не ЗСТ должна быть довеском к безвизу, а безвиз – бонусом к ЗСТ. А в каком она состоянии? На сколько процентов она работает? Насколько она выгодна Украине в нынешнем виде? Есть ли у нас реалистичные планы ее коррекции? Наше место в рейтинге инвестиционной привлекательности – вот что на самом деле важно. Кто нам должен дать это место? Европа? Россия? Америка? Китай? Думаю, ответ очевиден.


Источник

Загрузка...